Ramblers Top100
Сирия:
Фугасы от ИГ
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Культура:
Все - на "Экипаж"
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Политика:
Навстречу выборам

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 30.09.2007





видеорепортаж

фоторепортаж


Неделя с новым кабинетом

Алексей Кудрин: Россия - в зоне риска
Андрей Кондрашов





Алексей Кудрин встретил программу "Вести недели" в музее, куда не ступает нога туриста, но где вся история российских финансов
Алексей Кудрин встретил программу "Вести недели" в музее, куда не ступает нога туриста, но где вся история российских финансов



За прошедшие две недели мы привыкли, что Виктор Зубков жесткий, что критикует часто, но чтобы премьер своего вице-премьера, да еще только что назначенного, ничего подобного не было много лет.

В Минфине праздник - отмечают 205 лет с момента его основания. Вице-премьер Алексей Кудрин встретил программу "Вести недели" в музее, куда не ступает нога туриста, но где вся история российских финансов. Поговорили о середине 20-х, когда рубль свободно меняли на всех площадках мира, вспомнили купюры не самой благополучной, хотя уже и подзабытой эпохи.

- Стоит ли проводить деноминацию? Я увидел купюры, где несколько нулей после каждой цифры. Стоит нам проводить деноминацию, чтобы, например, рубль был равен евро?

- Нет, я считаю никакой потребности в народном хозяйстве в деноминации в настоящее время нет. Рубли работают. Все привыкли к этому масштабу, никаких других целей нам сейчас достигать не требуется, чтобы снижать количество нулей.

Тяжеленный пресс для печати денег, которому больше ста лет. Как именно он работает, мы разобраться так и не смогли, но, говорят, он точно еще работает. А вообще, говорит Алексей Кудрин, в России печатные станки сегодня все больше отдыхают и лишних денег не печатают, в отличие, например, от Америки.

- Алексей Леонидович, что будет с долларом? Всем интересно всем, в чем хранить сбережения.

- С точки зрения доллара во всей системе мировых валют, он постепенно будет терять свой вес. В отношении рубля он также терял свой вес, но в ближайшее время это снижение веса возможно, но значительно меньшими темпами. На ближайшие несколько лет у нас установится равновесное соотношение рубля и доллара, и он сильно не будет падать.

- То есть 22 рубля, как некоторые предполагают, в конце года он стоить не будет?

- Нет, не будет, конечно.

Из своего кабинета Алексей Кудрин пока не переехал. Напротив по-прежнему кабинет Татьяны Голиковой, которая уже не заместитель министра финансов, но по табличке не скажешь. Зато у самого министра табличка новая - заместитель председателя правительства. На прошлой неделе этого тоже не мог предположить ни один аналитик. Я остался, говорит Алексей Кудрин, потому что вдохновляет задача спланировать экономику уже не на три года, а на все десять.

- Алексей Леонидович, с внешними долгами Россия вроде разобралась. Но у нас огромный корпоративный долг. Действительно, наши предприятия предпочитают кредитоваться за рубежом и не находят этого понимания внутри страны. Почему наши банки не кредитуют наши производства? На это уже и премьер обращал внимание. Что дальше?

- Здесь у нас сегодня растут кредиты, причем такими темпами, которыми, пожалуй, не росли за все последние пятнадцать лет. У нас в год объем кредитования увеличивается на 2-3 триллиона рублей. Причем, это кредиты предприятий реальному сектору. Так что кредиты растут. И это сказывается на инвестициях в стране. В 2000 году всех инвестиций у нас в стране было один триллион рублей. За один год. Это включая и торговлю, и банковскую сферу, и строительство, и промышленность, и добывающие отрасли. Но если перевести в доллары то, что у нас было в 2000 году, это 40 миллиардов долларов суммарно всех инвестиций. А вот в прошлом году у нас инвестиций было 4,5 триллиона. Чтобы перевести доллары и сравнить, там, по международным меркам, это было 160-170 миллиардов долларов. А вот в 2010 году у нас будет инвестиций чуть меньше 10 триллионов. Это примерно 360 миллиардов долларов. То есть у нас очень высокая динамика восстановления ежегодной базы инвестиций нашей экономики. Это следствие политической стабильности и правильно проводимой экономической политики. Поэтому я сегодня, в первую очередь, хочу сказать, что у нас растут инвестиции. Кредитуют наши предприятия. Сегодня можно дешевле взять кредит на Западе, чем у нас.

- Такое впечатление, как будто западные банки больше верят в нашу стабильность, чем отечественные, и дают под 4%, а наши под 14%.

- Западные банки сегодня не дают под 4%. Под 4% - известный пример, который на днях возник, - это экспортно-импортный банк Чехии, государственное агентство, под связанный кредит. Там получают не деньги, а сразу оборудованием чешского предприятия. То есть у такого кредита обязательные условия, что закупка всей продукции должна произойти в Чехии. Такие кредиты несколько дешевле. А обычные кредиты даже на западном рынке для наших предприятий - это от 7% до 9%, как правило. А вот сейчас, в момент кризиса, они доходят до 13%. Но почему наши банки все равно банки кредитуют под 10% или 14%? Дело в том, что банк всегда может выдать кредит только по ставке, которая выше инфляции. Если он будет давать кредит по ставке ниже инфляции, то это будет убыточный для банка кредит, банк будет терять свой капитал. На Западе средняя инфляция 3-4%. Соответственно, кредиты на Западе можно купить или получить от 5% до 7%. У нас сегодня средняя ставка кредитования на рынке 10% - на 1% больше, чем инфляция. Вот в чем причина. Чтобы нам сделать так, чтобы у нас банки могли давать кредиты под 5%, инфляция у нас должна быть 3%. Вот. Конечно, это связано еще и с каждым заемщиком. Если заемщик рискованный, не очень надежный, то ему будет даваться кредит под более высокий процент, потому что в проценте будет учтена и страховая премия для кредитора. Наш рынок российский еще слишком молодой, и наша стабильность, как мы говорим, макроэкономическая, она еще не настолько высока, как это сегодня сложилось на западных рынках. Поэтому на западном рынке сегодня в связи с инфляцией 2-3% можно получить кредит в 4%. Нам еще есть что создавать у себя в экономике.

- Часто приходится слышать упрек в том, что деньги нашего Стабфонда работают на американскую экономику. Там ставки, конечно, небольшие, но зато якобы стабильные. Может, нам уже не стоит так доверять этому в связи с последними событиями в американской экономике? Может быть, вернуть деньги в страну?

- Мы не доверяем вполне. У любого финансиста, у любого крупного инвестиционного банка есть своя стратегия класть яйца в разные корзины. Поэтому сегодня наш Стабилизационный фонд на 45% в ценных бумагах не с номинацией в долларах, а с номинацией в евро и 10% в ценных бумагах с номинацией в фунтах стерлингов. Поэтому когда доллар падает по отношению к евро, наши активы в евро растут на сумму падения доллара к евро. То есть мы не теряем вообще ничего. Такая система страховки позволяет сохранить Стабилизационный фонд. А вопрос, почему мы не тратим эти деньги в России, в нашей экономике. Дело в том, что деньги Стабилизационного фонда созданы за счет быстрого роста цен на нефть. Если четыре года назад цены на нефть были 35 долларов, то есть в два раза меньше, чем сегодня, то сегодня у всех наших нефтяников валютная выручка в два раза больше. Эта валютная выручка хлынула на российский рынок. За доллар давали 27 рублей, а теперь - 25 или даже 24,9. Это следствие очень сильного притока валюты в нашу страну. Это укрепление рубля. Для граждан это неплохо. А наши предприятия теряют в своей конкурентоспособности из-за того, что импорт становится дешевле. Он заполоняет наш рынок и создает конкуренцию нашим предприятиям. Поэтому мы не можем в полном объеме использовать все заработки наших нефтяников или наши валютные активы внутри страны. Это создаст еще более быстрое укрепление рубля или инфляцию. Поэтому мы на время должны отложить эти средства и их тратить частями. Главное решение по использованию Стабилизационного фонда в этом году уже принято. 300 миллиардов рублей этой осенью - Минфин внесет такие поправки - будут выделены из бюджета на капиталы таких банков, как Банк развития, корпорация нанотехнологий и инвестиционный фонд. Также дополнительные доходы бюджета будут потрачены на фонд реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Суммарно эти расходы составят 640 миллиардов рублей в конце года. То есть мы все-таки сегодня пришли к тому, что наши расчеты показывают: можно побольше в этом году потратить этих средств без ущерба для инфляции и для дальнейшего укрепления рубля.

- Евгений Максимович Примаков предлагает закупить несколько миллионов коров и поднять собтвенное животноводство. Вряд ли это отразится на инфляции?

- Дело в том, что в рамках нацпроекта по агропромышленному комплексу мы уже закупаем племенные стада для разведения в России животноводства. Закуплен лучший племенной скот, он направлен в наши сельхозпредприятия. Так что эту работу мы уже проводим. Но в этой работе мы столкнулись с несколькими проблемами - например, нужны хорошие коровники, современные, с хорошим питанием, потому что это племенной скот, его содержать значительно дороже. Не все сельские предприятия, которым мы его поставляли, готовы были его содержать, ведь это дополнительные расходы. Поэтому постепенно, по мере подготовки условий, мы будем использовать наши возможности для усиления и сельского хозяйства, и промышленности.

- Возвращаясь к кредитованию, как вы отнеслись к слову "позор", которое сказал Виктор Зубков, имея в виду как раз ситуацию с кредитованием предприятий зарубежными банками?

- Я как раз разобрался в тех причинах, в тех случаях, о которых он говорил. Хочу сказать, что у нас, конечно, в банковской системе есть вопросы, но есть рынок и конкуренция. У нас не может быть ставки кредитования ниже, чем инфляция. Поэтому главная причина позора - у нас в стране высокая инфляция. Она бьет и по населению, и по реальным предприятиям, и по банкам. Эту задачу правительство еще не до конца решило.

- И вы теперь в ней будете участвовать в новом качестве?

- Мы и раньше добивались развития финансового сектора, снижения ставки кредитования. Я уверен, что в ближайшие три года нам удастся снизить инфляцию до 5%. Значит, ставка кредитования может составить около 7%.

- В этом плане своими новыми полномочиями вы воспользуетесь для того, чтобы еще больше влиять на макроэкономические результаты, чем раньше занимался только МЭРТ?

- Вместе с МЭРТом мы этими задачами и будем заниматься. Это наша главная обязанность.

- Тогда как вы используете свои новые полномочия?

- На решение этих задач. Сейчас как вице-премьер я буду не только за Минфин отвечать, но и курировать Министерство экономического развития и торговли России и все службы и агентства, которые есть у Минфина и Минэкономразвития: Федеральная налоговая служба, Федеральное казначейство, Ростехнадзор.

- Все, кроме Росфинмониторинга?

- Росфинмониторинг теперь перешел в подчинение непосредственно премьеру. Я думаю, это абсолютно оправдано, потому что премьер - самый профессиональный человек сегодня в этой сфере. Также это касается служб и агентств, которые сегодня работают в Минэкономразвития. Это и Росимущество, и Агентство по свободным зонам. Это целый комплекс проблем, связанный с внешней торговлей, представительствами за рубежом. Есть целый ряд других вопросов, которые, конечно, теперь буд курировать как вице-премьер. - Алексей Леонидович, как отразится американский ипотечный кризис на экономике России? И отразился ли? Или все неприятности у нас только впереди?

- Если бы кризис ипотечного кредитования, а также недостаток ликвидности крупнейших банков, которые на Западе прекратили выплату своих средств клиентам или даже кредитование своих клиентов случился пять лет назад, то мы бы значительно сильнее почувствовали это. Но сегодня у нас есть "подушка безопасности" - золотовалютные резервы, Стабилизационный фонд. И если западные компании и инвесторы вынуждены забрать часть своих денег из России и вывезти их, то у нас достаточно средств, чтобы наши предприятия расплатились, чтобы у Центрального банка хватило валюты провести любую конвертацию любого объема средств. Поэтому сегодня мы оказались готовы к кризису, и такое влияние будет минимальным. Но зону риска мы до конца еще не прошли. И наши банки это ощущают. Для них почти закрылся западный рынок кредитования в период этого кризиса. Это, конечно, чувствительно. Но у нас Центральный банк для того и создан. У него по Конституции есть право эмиссии и выдачи кредитов нашим банкам в случае недостатка средств на рынке. Поэтому такое кредитование Центральным банком сейчас осуществляется: расширенное число инструментов, которые позволяют кредитовать наши банки, число залогов, которые берутся под такие кредиты. Я уверен, что мы пройдем эту зону риска. Но мы еще пока ее не прошли.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Слабый пол усилит правительство
  • Алексей Кудрин: Россия - в зоне риска
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Украина ищет компромисс

  • Конфликт на грани революции

  • Неделя с новым кабинетом

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.