Ramblers Top100
Сирия:
Фугасы от ИГ
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Культура:
Все - на "Экипаж"
Политика:
Навстречу выборам

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 25.01.2009





видеорепортаж

фоторепортаж


Остальные сообщения выпуска

Книга о страшном советском прошлом
Илья Канавин





В четверг в фонде "Русское зарубежье" прошла презентация документальной повести Виктора Левенштейна
В четверг в фонде "Русское зарубежье" прошла презентация документальной повести Виктора Левенштейна

Из 86 прожитых лет 5 он - зэк, 4 - ссыльный, последние 28 - американец
Из 86 прожитых лет 5 он - зэк, 4 - ссыльный, последние 28 - американец

Родителей самого Левенштейна посадили в 37-м. Отец умер в лагерях. Мать выжила
Родителей самого Левенштейна посадили в 37-м. Отец умер в лагерях. Мать выжила

Шурик Гуревич во время дежурства видел, как по Арбату проезжает сталинский кортеж. Всем казалось это важным событием
Шурик Гуревич во время дежурства видел, как по Арбату проезжает сталинский кортеж. Всем казалось это важным событием

Их - 13 человек - арестовали почти одновременно в разных местах
Их - 13 человек - арестовали почти одновременно в разных местах

Это были даже не допросы - издевательства. Боксы - специальные камеры, где нельзя даже сесть. Лечь поспать - тем более
Это были даже не допросы - издевательства. Боксы - специальные камеры, где нельзя даже сесть. Лечь поспать - тем более

Но никого не выпустили. Не расстреляли - это уже милость. После допросов на Лубянке и приговора особой комиссии всех "зверенышей" привезли в Бутырку
Но никого не выпустили. Не расстреляли - это уже милость. После допросов на Лубянке и приговора особой комиссии всех "зверенышей" привезли в Бутырку

В Экибастузском лагере они только виделись. Левенштейн был уже просто ссыльный, а Солженицын - еще зэк
В Экибастузском лагере они только виделись. Левенштейн был уже просто ссыльный, а Солженицын - еще зэк

Со Солженицыным они познакомились в 2004-м в России. И только тогда Александр Исаевич узнал, чью песню цитировал
Со Солженицыным они познакомились в 2004-м в России. И только тогда Александр Исаевич узнал, чью песню цитировал



В минувший четверг в фонде "Русское зарубежье" прошла презентация документальной повести Виктора Левенштейна (это один из последних солагерников Александра Солженицына). В книге - уникальные свидетельства о том, как было сфабриковано дело о покушении на Сталина, которое якобы готовилось детьми известных большевиков. Как бросали в Бутырку и отправляли по этапам в лагеря?

Из 86 прожитых лет 5 он - зэк, 4 - ссыльный, последние 28 - американец. На стене его родной школы - доска с именами погибших в Великую Отечественную. Непростая школа.

"Я этот школьный зал не только помню, я на этой сцене выступал, - рассказывает автор книги "По-над нарами табачный дым" Виктор Левенштейн. - На этой сцене Яхонтов читал стихи, пел Собинов. Его дочь училась в этой школе".

Здесь учились дети Сталина - дочь Светлана и сын Василий. Образцовая 25-я, в простонародье √ "сталинский лицей". "Я учился на один класс моложе Василия и на три класса старше Светланы, - продолжает Виктор Левенштейн. - А со мной училась Аллочка Лебедь. Хорошая девочка. Ее отец был, кажется, управделами Совнаркома. Его посадили, и она исчезла из класса".

Виктор Матвеевич перечисляет одноклассников. Лора Могильная: родителей посадили, ушла из школы. Сосед по парте Гугель: отец был начальником Магнитостроя, отца посадили, мальчик исчез. Неполный список всего лишь одного класса.

"Моя мама пришла в школу. Ребята ее обступили. Она говорит: "а где моя рыбонька?" √ вспоминает Виктор Левенштейн. - Все. Иначе меня не называли до конца школы. А когда вырос, стал Рыбец".

Родителей самого Левенштейна посадили в 37-м. Отец умер в лагерях. Мать выжила. А в 44-м школьное прозвище Рыбец следователи госбезопасности превратили в подпольную кличку. Левенштейну было тогда 22 года. Все, кто проходил по делу, едва окончили школу, потому его часто называют "детским" или "делом зверенышей". Это дело о подготовке покушения на Сталина.

Арбат. Здесь жили недавно поженившиеся Лена Бубнова и Володя Сулимов. Она - дочь большевика Андрея Бубнова, когда-то ближайшего сподвижника Сталина, руководителя Петроградского восстания, в 40-х попавшего в немилость. Он - сын командующего Тихоокеанским флотом, расстрелянного по делу Блюхера.

"Мы-то, дураки, не понимали, что за комнатой, где живут дети таких людей, установили прослушку", - говорит Виктор Левенштейн.

Шумная компания школьных друзей. Еще Алеша Сухов, Валера Фрид, приглашавший Нину Ермакову - девушку, в которую был влюблен. Шурик Гуревич, учившийся на врача, он подрабатывал в неотложке. Каждая из этих деталей станут частью обвинения.

"Никакого антисоветского настроя не было, - признается Виктор Левенштейн. - Ну, говорили, "моего папу зря посадили, твоего папу". Но мы были комсомольские ребята".

Алеша Сухов рассказывал, что его младший брат Ваня на даче уволок со сбитого немецкого самолета пулемет. Всем казалось, что это очень смешно. "Ванька стащил пулемет, затащил в сарай и оттуда играл. И со смехом Сухов-старший - Алеша - все это нам рассказывал. Это все они тоже записали", - добавляет Виктор Левенштейн.

Шурик Гуревич во время дежурства видел, как по Арбату проезжает сталинский кортеж. Всем казалось это важным событием. Не понимали - насколько важным. Все сложилось. "Разведчик" в неотложке проследил маршрут движения кортежа. Квартира на Арбате, приготовлен немецкий пулемет, само собой разумеется, желание отомстить за репрессированных родителей.

Их - 13 человек - арестовали почти одновременно в разных местах. Тоска, страх, помутненное сознание от пережитых допросов. Это были даже не допросы - издевательства. Боксы - специальные камеры, где нельзя даже сесть. Лечь поспать - тем более. С 6 утра до 11 вечера "вертухай" не дает даже закрыть глаза - распорядок. В 23:10 начинается допрос.

"Следователь с одной стороны он тебя материт: "пуля в лоб войдет и вот тут выйдет", а с другой стороны: "ты же - хороший парень, советский человек, чего тебе пропадать", - рассказывает Виктор Левенштейн.

Унижение, хамство и через неделю только одна оставшаяся в голове мысль - спать. Обвинение, после которого не оставляли в живых: "антисоветское подполье, готовившее убийство Сталина". За них, почти еще детей, вступились женщины. Академик Левина и автор учебника по истории партии Панкратова. К здравому смыслу призывать было бесполезно. Задавили авторитетом и угрозами: идет война, а безопасность глупостями занимается - мальчишек подслушивает. Угрозы подействовали. Следствие проверило квартиру. "Они увидели, что комната выходит во двор, а двор - в переулок, а переулок - на Арбат, - продолжает Виктор Левенштейн. - Чтобы стрелять, надо было иметь кривое ружье. А пулемет действительно был кривой".

Но никого не выпустили. Не расстреляли - это уже милость. После допросов на Лубянке и приговора особой комиссии всех "зверенышей" привезли в Бутырку. Они впервые встретились после ареста. Это было 64 года назад.

Левенштейн говорил, а те, кто мог слушать в Бутырке, - слушали: про страх, про человеческую слабость, про смерть, про то, что сумел вытерпеть, про то, как спасали друг друга незнакомые люди, про то, что трое его одноклассников не дожили до свободы, а те, кто дожил, стали знаменитыми. Михаил Левин создал Горьковскую школу радиофизики. Светлана Тапталова стала логопедом с мировым именем. Валерий Фрид и Юлий Дунский написали сценарии к фильмам "Служили два товарища", "Экипаж" - про то, как он со школьными друзьями сочинил и пел песню.

Два куплета этой песни Виктор Левенштейн нашел в книге Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Так они и познакомились заочно, зная друг о друге только то, что один написал "Архипелаг", другой - "По-над нарами табачный дым". Лицо Солженицына Виктор Матвеевич увидел позже - на фотографии в советской "Роман-газете", где напечатали "Один день Ивана Денисовича".

"Один день" - это Экибастуз, - говорит Виктор Левенштейн. √ А я же всех этих людей знаю. Только Иван Денисович - выдуманный персонаж. Была фотография. И я узнал его".

В Экибастузском лагере они только виделись. Левенштейн был уже просто ссыльный, а Солженицын - еще зэк. Левенштейн освободился, вернулся в Москву, защитил диссертацию. Жить в СССР он так и не научился. Эмигрировал в США. И там написал книгу эту книгу. Она стала его избавлением от страха.

Со Солженицыным они познакомились в 2004-м в России. И только тогда Александр Исаевич узнал, чью песню цитировал. "Мне приходилось присутствовать при встречах фронтовых и лагерных друзей. Выше, надежней и крепче я братства никогда не встречала", - отмечает президент Русского общественного фонда Александра Солженицына Наталья Солженицына.

Братство тех, кто знает: в страхе жизнь мало чего стоит. "Я вот сниму очки и шапку и скажу: спасибо тебе, Господи, что дано мне дожить до этого часу", - говорит Виктор Левенштейн.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Книга о страшном советском прошлом
  • Россия и Узбекистан сверили часы
  • Медведев приехал поддержать президента Ингушетии
  • Государство представило новые антикризисные схемы
  • Америка чествует нового президента
  • В Москву летит Рауль Кастро
  • Полуостров проблем
  • Отрасль на плаву
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Выборы Патриарха

  • Газ пошёл. Осадок остался

  • Заказное убийство в центре Москвы

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.