Ramblers Top100
Политика:
Навстречу выборам
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Сирия:
Фугасы от ИГ
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Культура:
Все - на "Экипаж"

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 05.02.2012





видеорепортаж

фоторепортаж


Горячая пора

Солженицын: революция - это конец страны
Андрей Кондрашов





Февраль 2012 выдался удивительно похожим на февраль 17-го - своей погодой. В Петербурге тогда и сейчас - лютая стужа
Февраль 2012 выдался удивительно похожим на февраль 17-го - своей погодой. В Петербурге тогда и сейчас - лютая стужа

И в те далекие февральские дни, да и вообще в 1917 году ни одно шествие, ни одна демонстрация не могла пройти мимо здания Императорской публичной библиотеки
И в те далекие февральские дни, да и вообще в 1917 году ни одно шествие, ни одна демонстрация не могла пройти мимо здания Императорской публичной библиотеки

Петроград в руках народа, войска на стороне революции, Дума отказалась разойтись
Петроград в руках народа, войска на стороне революции, Дума отказалась разойтись

Конечно, Александр Исаевич был убежденным сторонником эволюционного развития, а не революционного
Конечно, Александр Исаевич был убежденным сторонником эволюционного развития, а не революционного

Февральская - классический пример того, что русские от революции хотят, а что в итоге получают
Февральская - классический пример того, что русские от революции хотят, а что в итоге получают

Убивают Распутина - не следует никакой волны казней. И вчерашняя неотвратимость наказания девальвирует за несколько дней
Убивают Распутина - не следует никакой волны казней. И вчерашняя неотвратимость наказания девальвирует за несколько дней

Настоящим оружием пролетариата был лед. Тогдашние коммунальщики, несмотря на всеобщую стачку, исправно его кололи
Настоящим оружием пролетариата был лед. Тогдашние коммунальщики, несмотря на всеобщую стачку, исправно его кололи

На революционную агитацию десятилетиями смотрело правительство Николая II как на неизбежно текущее, необоримое, да уже и привычное, зло
На революционную агитацию десятилетиями смотрело правительство Николая II как на неизбежно текущее, необоримое, да уже и привычное, зло

Это то, что сегодня бы назвали агитационный креатив. Вслед за Питером и либералы Москвы делают из демонстраций шоу.
Это то, что сегодня бы назвали агитационный креатив. Вслед за Питером и либералы Москвы делают из демонстраций шоу.

И одна из пуль попала в окно здания Императорской публичной библиотеки и прострелила его
И одна из пуль попала в окно здания Императорской публичной библиотеки и прострелила его

В его нецарской нерешительности - главный его порок для русского трона. Физическая мощь, какая была в руках царя, не была испробована против революции
В его нецарской нерешительности - главный его порок для русского трона. Физическая мощь, какая была в руках царя, не была испробована против революции

Русская интеллигенция, восторженно делавшая февраль с необычайным воодушевлением, со слезами, с радостью
Русская интеллигенция, восторженно делавшая февраль с необычайным воодушевлением, со слезами, с радостью

Если мы не дадим национального воспитания в школе, если мы не будем воспитывать этих патриотических чувств, этой глубины истории нашей тысячелетней в наших детях, то мы будущую интеллигенцию получим вот такую, как сейчас
Если мы не дадим национального воспитания в школе, если мы не будем воспитывать этих патриотических чувств, этой глубины истории нашей тысячелетней в наших детях, то мы будущую интеллигенцию получим вот такую, как сейчас



Совсем скоро большая историческая дата - 95 лет февральской революции. Прямых параллелей с теми событиями, что сегодня нет, но тем не менее. В феврале 1917-го власть так и не смогла ответить на главные вызовы.

Февраль 2012 выдался удивительно похожим на февраль 17-го - своей погодой. В Петербурге тогда и сейчас - лютая стужа. Люди в 20-градусный мороз спешат по Невскому, как 95 лет назад по нему же спешили пройти колоннами, чтобы побыстрее разбежаться по домам. Первые манифестации из-за холода в основном заканчивались до обеда. А вся картина открывалась из этих окон - Императорской библиотеки, нынешний директор которой хранит те самые подлинные интерьеры.

И в те далекие февральские дни, да и вообще в 1917 году ни одно шествие, ни одна демонстрация не могла пройти мимо здания Императорской публичной библиотеки", - рассказывает генеральный директор Российской национальной библиотеки Антон Лихоманов.

Это газета "Новый мир", которая издавалась Дейчем в Нью-Йорке: "Петроград в руках народа, войска на стороне революции, Дума отказалась разойтись, министры в тюрьме, образовано временное правительство, царь собирается отречься от престола", -

Все эти газеты и листовки, донесения царю и рапорты министров того времени перечитал в спецхране этой библиотеки еще до своей высылки Александр Солженицын, задумав "Красное колесо".

Неизвестные фрагменты бесед с классиком в Петербург на этой неделе привезла Наталия Солженицына. В той самой Императорской, а ныне Национальной библиотеке зал не мог уместить всех желающих. Писатели, историки, режиссеры, как Александр Сокуров, просто читатели. И вопрос из зала: а как бы Александр Исаевич отнесся к сегодняшним митингам на улицах? Пробуждение людей от спячки Солженицын бы приветствовал, звучит в ответ, но тревоги у него было бы не меньше.

"Конечно, Александр Исаевич был убежденным сторонником эволюционного развития, а не революционного. Это написано, кстати, в "Архипелаге". "Я понял ложь всех революций истории". Всякая революция - это слом движения корабля, от которого народ никогда не выигрывает, потому что революция уничтожает носителей современного зла, вот тех, против кого делается революция. Она их уничтожает, но пороки системы, плоды этого зла берет себе в наследство", - рассказывает президент Русского общественного фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына.

Февральская - классический пример того, что русские от революции хотят, а что в итоге получают. В феврале каждый хотел своего: одни - всего лишь конституционную монархию, другие - республику, третьи - социализм, четвертые - просто другого царя. Даже в кипящей Думе - кадеты и октябристы, монархисты и левые радикалы смогли сплотиться лишь вокруг одного: все в атаку на трон и правительство! Отсюда и политический калейдоскоп на улицах Питера. Вот он. Флаги всех мастей, лозунги, противоречащие друг другу, и люди, еще вчера готовые идейно бить друг другу лица, оказались бок о бок на одних манифестациях. Ни одного единого лидера, и вдруг первый и неожиданный результат: министры, чиновники, приближенные двора дрогнули.

"От прежней костенеющей самоуверенности они впали в лихорадочную неуверенность. Сперва волнения всё казались несерьёзными, улягутся сами - и вдруг бесконтрольно перескользнули в революцию. Революция - это хаос с невидимым стержнем. Она может победить и никем не управляемая", - писал Александр Солженицын.

Убивают Распутина - не следует никакой волны казней. И вчерашняя неотвратимость наказания девальвирует за несколько дней. К началу февраля на улицах - вольница, всеобщий восторг, веселье, даже казаки заигрывают с демонстрантами.

Кстати, "булыжник - оружие пролетариата", напоминают современные питерские историки - простой миф о революции, придуманный позже, причем в Москве. Ну и правда: был такой же февраль, как и сейчас, попробуйте наковырять камней из-под лежалого снега.

Настоящим оружием пролетариата был лед. Тогдашние коммунальщики, несмотря на всеобщую стачку, исправно его кололи, чистя улицы, и только вывозить не могли из-за толп народа. Демонстранты группировались вокруг куч и по команде сотни рук разом бросали куски льда в полицейских. Те стреляли в воздух, а здесь в ответ - дружный хохот. Так продолжалось несколько февральских дней.

Интересный факт: еще за год до февральских стачек по Питеру массированно разносят разные слухи: цены на продукты растут, потому что государыня Александра Федоровна отправила за границу 30 вагонов сахара - коррупция. А из Царского Села она, этническая немка, проложила прямой провод в Берлин, координировать с врагом наступление на Россию. И вообще, она - распутница, разводится с царем-подкаблучником. Вывод: такой император власти не достоин, Дума хотя бы министров должна назначать сама.

"На революционную агитацию десятилетиями смотрело правительство Николая II как на неизбежно текущее, необоримое, да уже и привычное, зло. Никогда правительство не задалось создать свою противоположную агитацию в народе, разъяснение и внедрение сильных мыслей в защиту строя. Вопреки шумным обвинениям либеральной общественности правительство крайне вяло поддерживало и правые организации, и правые газеты. Правительство бездеятельно мирилось с открытыми поношениями себя в прессе и с открытыми злобными атаками радикалов в Думе", - писал Александр Солженицын.

Это то, что сегодня бы назвали агитационный креатив. Вслед за Питером и либералы Москвы делают из демонстраций шоу. На Манежную выводят слона, увешанного лозунгами, и он хоботом размахивает флагами. Здесь же строят пирамиду под названием "старый режим" и зовут карлика играть министра МВД Протопопова. Улицы полны, предприятия пусты - везде стачки.

Солженицын в спецхране Императорской библиотеки отыскал и такой факт: февральские забастовки на оборонных заводах были вовсе не стихийные - рабочих гнали на улицы некие агитаторы. Неизвестно опять-таки, кто 25 февраля отсюда, из Гостиного Двора, обстрелял из револьвера кавалерийский отряд 9-го запасного полка. Кавалеристы спешились и открыли огонь по толпе. Были убитые и раненые. Так начинает литься кровь.

Перестрелки возникают здесь же, на углу Садовой и Невского, между Гостиным двором и все той же императорской библиотекой.

"И одна из пуль попала в окно здания Императорской публичной библиотеки и прострелила его. Символично, что на обложке изображен император, которого едва не задела пуля. Но дальнейшие события показали, что это его не спасло", - рассказывает генеральный директор Российской национальной библиотеки Антон Лихоманов.

"В его нецарской нерешительности - главный его порок для русского трона. Физическая мощь, какая была в руках царя, не была испробована против революции. Не материально подался трон - гораздо раньше подался дух и его, и правительства. Российское правительство в феврале 1917-го не проявило силы ни на тонкий детский мускул, оно вело себя слабее мыши. Династия покончила с собой, чтобы не вызвать кровопролития или, упаси Бог, гражданской войны. И вызвала худшую, дольшую, но уже без собирающего тронного знамени", - писал Александр Солженицын.

"Русская интеллигенция, восторженно делавшая февраль с необычайным воодушевлением, со слезами, с радостью. Произошло то, что всегда происходило. Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. До самой смерти они не могли простить себя за то, что участвовали, даже порой из самых лучших побуждений в развале страны. Были причастны к этому. Ни один совестливый человек простить себя до конца своей жизни не мог. Сегодняшние революционеры абсолютно то же самое делают, абсолютно не понимают, к чему они прикасаются, что они делают", - убежден наместник Сретенского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов).

"Все-таки лидеры тогдашней оппозиции - Милюков, Маклаков, наши министры временного правительства и думские деятели - Шингарев, Кокошкин, Родичев - их нельзя сравнить с сегодняшними лидерами оппозиции ни по степени их культуры, ни по степени их образованности, ни по реальному опыту в настоящих Думах. Опять-таки ничего личного. Я никого не хочу обидеть, но это так, это так. И вот это вызывает, конечно, тревогу", - признается Наталия Солженицына.

Тревогу о том, с какой интеллигенцией современной России придется иметь дело, Александр Солженицын высказывал еще в 1995-м году. В историческом зале Национальной библиотеки неизвестный фрагмент его монолога звучал, как будто и не было последних 17-ти лет, говорили выступавшие.

"Если мы не дадим национального воспитания в школе, если мы не будем воспитывать этих патриотических чувств, этой глубины истории нашей тысячелетней в наших детях, то мы будущую интеллигенцию получим вот такую, как сейчас. Без связи с национальной традицией, с национальным духом и с глубиной истории. И если, а когда над Россией, как и над другими странами мира, в XXI веке прогремят свои военные грозы, то неужели мы можем и надеться, что наш народ пойдет воевать за права коммерции, за жиреющие банки, за этих грязных хватов, расхватывающих народное имущество. Нет, не пойдет", - говорил в 1995 году Александр Солженицын.

Конечно, люди лучших качеств никогда не переводятся в огромной стране, считал Солженицын, но в иные смутные периоды лучшим закрываются пути к выдвижению. Видимо, так было и в Февральскую. Параллельно с манифестациями в Питере гремели балы, где стало хорошим тоном похвастать личным знакомством с видными бунтарями. Великокняжеская фронда, потом военачальники, а потом и весь гарнизон оказались на стороне улицы.

"Но обласканцы трона, но столпы его, но та чиновная пирамида, какая сверкала в государственном Петербурге - что ж они? Почему не повалили защитной когортой? Э-ге, лови воздух, они все умели только брать. Ни один человек из свиты, из двора, из правительства, из сената, из столбовых князей и жалованных графов и никто из их золотых сынков не появился оказать личное сопротивление, не рискнул своею жизнью. Вся царская администрация и весь высший слой аристократии в февральские дни сдавались как кролики - и этим-то и была вздута ложная картина единого революционного восторга России", - говорил Александр Солженицын.

Еще оставаясь в восторгах, ликвидаторы трона стали искать доказательства измены самодержца. Но ни прямых проводов в Берлин, ни проданных вагонов с сахаром так и не нашли, как ни пытались. Да очень скоро эти оправдания Временному правительству и перестали быть нужными. Грянул Октябрь, и что было дальше, всем известно.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Волна митингов прошла по России
  • Страсти по митингам
  • Путин: я готов ответить за превышение численности митинга
  • Солженицын: революция - это конец страны
  • Путин о своем видении выборов
  • Черный пиар набирает обороты
  • Две России
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Горячая пора

  • Египет раскаляется

  • Безработная Испания

  • История одного предательства

  • Другие сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.