Ramblers Top100
Сирия:
Фугасы от ИГ
Культура:
Все - на "Экипаж"
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Политика:
Навстречу выборам

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 06.04.2014





видеорепортаж

фоторепортаж


Остальные сообщения выпуска

Раширение НАТО: право сильного






Блок НАТО праздновал 15-летие расширения на Восток
Блок НАТО праздновал 15-летие расширения на Восток

Франк Эльбе в 1989-1990 годах возглавлявший аппарат министра иностранных дел ФРГ
Франк Эльбе в 1989-1990 годах возглавлявший аппарат министра иностранных дел ФРГ

 Горбачев в Вашингтоне дает согласие на членство единой Германии в НАТО
Горбачев в Вашингтоне дает согласие на членство единой Германии в НАТО

Обещания, что НАТО не будет расширяться на Восток, остались на словах
Обещания, что НАТО не будет расширяться на Восток, остались на словах

После распада Союза и Варшавского договора Запад почувствовал себя свободным
После распада Союза и Варшавского договора Запад почувствовал себя свободным

Весной 1999 года НАТО начинает расширение на Восток на фоне бомбежек Сербии
Весной 1999 года НАТО начинает расширение на Восток на фоне бомбежек Сербии

Военная инфраструктура НАТО и США охватывает Россию от Баренцева моря до Берингова
Военная инфраструктура НАТО и США охватывает Россию от Баренцева моря до Берингова

Хозяева своего слова пили на прошедшей неделе в Брюсселе шампанское по случаю 15-летия обмана России
Хозяева своего слова пили на прошедшей неделе в Брюсселе шампанское по случаю 15-летия обмана России



Автор: Дмитрий Киселёв

1 апреля блок НАТО праздновал 15-летие расширения на Восток. Церемония была теплой, но министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер счел уместным корить Россию.

"Через сто лет после начала Первой мировой войны, 75 лет после начала Второй мировой войны и 70 лет после ее окончания, а также через 25 лет после окончания холодной войны в этом веке не должно быть места никаким корректировкам границ", - заявил он.

Если по форме, то этот прием немецкого пафоса - ритмичный до нагнетания повтор дат - обратил на себя внимание еще 80 лет назад. Вот, например, как начинался известный фильм Лени Рифеншталь "Триумф воли": "Через 20 лет после начала мировой войны, через 16 лет после начала германских страданий и через 19 месяцев после начала германского возрождения Адольф Гитлер снова вылетел в Нюрнберг, чтобы встретиться со своими партийными соратниками".

Уместно это сегодня? Если по смыслу, то Штайнмайер словно забыл, что даже после Хельсинкского акта 1975 года в Европе появлялись новые границы, например, после распада СССР, Югославии, Чехословакии. НАТО такое дробление лишь радовало. Ну, а уж границы самого блока лишь в последние годы корректировались в сторону расширения минимум три раза: в 1999-м туда вступили Польша, Венгрия и Чехия; в 2004-м - Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Словения, Словакия и Румыния; в 2009-м - Албания и Хорватия.

Речь не идет о Германской демократической республике, которую Федеративная республика Германии аннексировала в 1990 году. Тогда блок НАТО пользовался таким словом? Или в НАТО были против? Да, кое-кто был против. Против воссоединения Германии были президент Франции Франсуа Миттеран и премьер Великобритании Маргарет Тэтчер. Тем не менее, Германия при мощной поддержке Москвы тогда воссоединилась.

В Москве понимали, что объединение немцев справедливо. В то же время были и соображения практического порядка. Униженная и расчлененная Германия, будь то после Первой мировой войны или после Второй, опаснее, чем воссоединенный народ - сбалансированный и самодостаточный.

Но чтобы принять это сегодня в отношении России нужна хоть какая-то рефлексия. В Европе она идет. Если не на официальных площадках Брюсселя, то, по крайней мере, в головах и телевизионных студиях. Например, во Франции.

Так, главного национального телеканала Франции France 2 Эммануэль Тодд - один из ярчайших мыслителей планеты, француз, защитивший докторскую по истории в Кембридже и прославившийся своей книгой "После империи. Pax Americana - начало конца", предсказавший крах США как единственной сверхдержавы и переход к многополярному миру, заявил: "Живущие в Крыму люди хотят быть россиянами. И в нынешнем благоприятном соотношении сил чем быстрее будет урегулирован этот вопрос и чем скорее это будет принято как нечто естественное, тем быстрее мы сможем выйти из кризиса".

То есть Эммануэль Тодд прямо говорит, что, не цепляясь за Крым, Украина и мир быстрее выйдут из искусственно сконструированного кризиса.

Но мнение Тодда не единственное. С нашей стороны возьмем в компанию такого титана мысли, как Александр Исаевич Солженицын. По Крыму и о том, как полуостров ушел Киеву в Беловежской пуще, у Солженицына есть щемящие слова: "Сколькие русские с негодованием и ужасом пережили эту безвольную, никак не оспоренную, ни малейше не опротестованную по дряблости нашей тогдашней дипломатии, в 24 часа отдачу Крыма и предательство его при каждом потом крымском конфликте. И беспрекословную, без малейших политических шагов отдачу Севастополя, алмаза русской военной доблести. Злодейство это соверешено нашей же выборной властью, однако и мы же, граждане, не воспротивились вовремя. И теперь на долгое обозримое время ближайшим поколениям с этим придется смириться".

Не смирились. Злодейство поправили.

А как воссоединялась Германия при великодушной помощи русских?

Автор: Михаил Антонов

В папке с орлом Франк Эльбе, в 1989-1990 годах возглавлявший аппарат министра иностранных дел ФРГ, хранит подарочный экземпляр договора об окончательном урегулировании германского вопроса. После падения стены 9 ноября 1989-го все думали, что на это урегулирование уйдет еще лет 20, но Германия стала одной страной уже через десять месяцев.

Ради того, чтобы войти в историю канцлером всех немцев, Коль согласился бы и на внеблоковый статус, но Соединенным Штатам не нужна Германия единая и нейтральная - они активно спонсируют объединение с одной целью: ГДР должна быть поглощена не только ФРГ, но и НАТО.

"Это, возможно, был самый крепкий орех, который нам предстояло расколоть в немецкой послевоенной истории. Мы думали, что это исключено, что СССР никогда не пойдет на такое предложение. Поэтому в своей речи перед Евангелической академией в Тутсинге Геншер решил взять быка за рога и сказал следующее: "НАТО не должно двигаться в сторону границ СССР, и этого не будет. Эти гарантии безопасности имеют для советской стороны значение. Запад должен признать, что перемены в Востчной Европе и процесс объединения Германии не должен подрывать интересы безопасности СССР", - вспоминает Эльбе.

10 февраля Геншер в Москве дает устные гарантии непродвижения НАТО на Восток советскому коллеге Шевранадзе. Шеварнадзе верит, точно так же, как накануне, Горбачев поверил слову американского госсекретаря Беккера, вспоминает ветеран советской дипслужбы, бывший посол в ФРГ, доктор исторических наук Валентин Фалин.

"Вопрос ставился так: вот это ваша последняя уступка. ГДР выходит из Варшавского договора в рамках объединенной Германии. Эта часть Германии является сферой действия НАТО. дальше НАТО ни на дюйм не продвинется на Восток", - отметил Фалин.

"Это была основа переговорной позиции, которая позволяла последующие переговоры. Если бы этот шаг не был сделан, СССР бы не поддержал идею начала консультации по объединению Германии", - подчеркнул, в свою очередь, Франк Эльбе.

4+2 или 2+4 - в феврале 1990 года перестановка этих слагаемых меняла сумму. Кто должен определять ход процесса - две Германии или государства-победители - СССР, США, Великобритания и Франция? Все решится на конференции в Оттаве, где Шеварнадзе поддержит германо-американский формат "2+4" к неудовольствию Тэтчер и Миттерана.

"Больше и активнее всех выступала против объединения Германии Маргарет Тетчер. Она заявляла, что воссоздание великой Германии - угроза и для Запада, и для Востока. Мы не должны спешить с решением этого вопроса. Если это объединение берет вверх, то оно должно быть реализовано поэтапно. На обозримую перспективу это может быть конфедерация, при которой ФРГ останется в НАТО, а ГДР - в Варшавском договоре. И мы должны продиктовать четыре державы. Ту же позицию занимал Миттеран", - вспоминает Валентин Фалин.

Не спешить предлагала и ГДР. В конце января 1990 года в Москву приехал премьер Ханс Модров с аналогичным предложением пойти по пути конфедерации. Но Восточная Германия с ее теряющей поддержку партийной номенклатурой и проблемами в экономке для СССР при его пустых прилавках уже не союзник, а бремя, в то время как ФРГ по дружественной цене поставляет в союз мясо, сыр и молочный порошок. В начале июня Горбачев в Вашингтоне дает согласие на членство единой Германии в НАТО. И вскоре в Архызе согласовывает с Колем окончательную цену объединения: кроме тушенки СССР получит 14 миллиардов марок.

"14 миллиардов на строительство казарм для наших войск, которые будут выводиться из ГДР. Рыжков Николай Иванович был совершенно прав, сказав, что мы оставили военного имущества и всякого прочего на территории ГДР, которое измеряется триллионами марок, а не миллиардами. А мы переняли долги ГДР перед Западной Германией и продолжали их платить. По всем параметрам это была капитуляция, а не какая-то договоренность, причем Шеворнадзе улетел из Архыза в Брюссель и объяснял, что нам нужно как можно скорее превратить эту договоренность в быль, пока не распознают, о чем мы договорились", - сказал Фалин.

12 сентября 1990 года в Москве Шеварнадзе от лица СССР подписал договор об окончательном урегулировании в отношении Германии. Обещания, что НАТО не будет расширяться на Восток, остались на словах. Эта доверчивость в Эльбе и сегодня пробуждает идеалиста, а вот в его бывшем шефе Геншере, похоже, уже нет.

"Вы должны понять, насколько я подавлен, ведь прошло четверть века, а мы оказались в ситуации, в которой у нас разные представления о том, что можно делать, а что - нет. Я был бы счастлив, если бы мы могли вернуться к той точке, когда мы договорились совместно строить новую мирную европейскую систему отношений. Если бы я знал, что 25 лет спустя будет иметь место подобная дискуссия, я бы тогда почесал затылок и сказал: нет, ребят, нам нужен договор письменный", - сказал Франк Эльбе.

"Мы не давали никаких обещаний. Это ничего не меняет", - заявил Ганс-Дитрих Геншер.

После распада Союза и Варшавского договора Запад почувствовал себя свободным и от джентльменских соглашений с правопреемницей СССР Россией и от Хельсинского соглашения 1975 года, закреплявших нерушимость границ, территориальную целостность, принцип невмешательства.

"От Хельсинского заключительного акта остались права человека. А где общеевропейское экономическое пространство, общеевропейское правовое пространство? Где все это? Три корзины было. Ничего. Взяли инструмент, так называемые человеческие права, под которым понималось одно - насаждение в любой стране, на которую нацелятся эти самые демократы, тех норм и тех правил игры, которые они считают правильными. Обама заявлял в 2012 году: нам неважно, существует ли какая-то угроза для Соединенных Штатов и безопасности в той или иной стране, где развернулись события, но мы имеем право вмешиваться в эти события, потому что мы - образец демократии во имя народа и для народа", - отметил Валентин Фалин.

Весной 1999 года НАТО начинает расширение на Восток на фоне бомбежек Сербии, в результате которых от страны отторгается Косово. Территория вне Альянса, но американцы мгновенно строят там свою вторую по величине в Европе базу Bondsteel.

Военная инфраструктура НАТО и США охватывает Россию от Баренцева моря до Берингова. И слова министра иностранных дел Германии, сказанные им недавно, не означают, что какая-нибудь база вдруг не появится на Украине.

"Если вы спросите мое личное мнение как министра иностранных дел, то я отвечу, что могу себе представить более тесное взаимодействие в рамках Совета "Украина - НАТО", но не вижу Украины в составе НАТО", - заявил Франк-Вальтер Штайнмайер.

Мнение удобно тем, что сегодня - одно, а завтра может быть другое. Хозяева своего слова пили на прошедшей неделе в Брюсселе шампанское по случаю 15-летия обмана России, а вместе с ней и надежд на то, что мир станет справедливее и безопаснее без Берлинской стены.

Приходится признать, что ее падение нарушило глобальное равновесие, ущербное и, конечно, ненужное в том виде, в котором оно существовало. Но проблема в том, что почти за четверть века без стены так и не нашлось иной замены прежней системе международного права, кроме права сильного.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Россия нужна Америке и в космосе, и на земле
  • Старость Жванецкого не догонит
  • 200-летие победы над Наполеоном: вежливые русские покорили Париж
  • Смотрите полную версию выпуска
  • Раширение НАТО: право сильного
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Крым налаживает жизнь

  • Пророссийские волнения

  • Резня в Кесабе

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2022. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2022.