Ramblers Top100
Сирия:
Фугасы от ИГ
Культура:
Все - на "Экипаж"
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Политика:
Навстречу выборам

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 01.06.2014





видеорепортаж

фоторепортаж


Украина - горячая точка

Донецк - зона отчуждения






Не поднимая головы, не высовывая носа из погребов, - такой стала жизнь в маленьком районе Донецка, которому не повезло оказаться на линии огня зажатым с одной стороны железнодорожным полотном
Не поднимая головы, не высовывая носа из погребов, - такой стала жизнь в маленьком районе Донецка, которому не повезло оказаться на линии огня зажатым с одной стороны железнодорожным полотном

Тела убитых не забрать с 26 мая. Пытались, но и скорая помощь для тех, кто бъет по всему, что движется, - тоже цель
Тела убитых не забрать с 26 мая. Пытались, но и скорая помощь для тех, кто бъет по всему, что движется, - тоже цель

Страх - то, что им нужно. Чтобы город жил, прислушиваясь к каждому шороху, вглядываясь в небо, с ужасом вспоминая день, начиная с которого погибших стали считать десятками
Страх - то, что им нужно. Чтобы город жил, прислушиваясь к каждому шороху, вглядываясь в небо, с ужасом вспоминая день, начиная с которого погибших стали считать десятками

Их должно быть больше, этих красных гробов, но правила ведения войны не для взявших в кольцо Донецк
Их должно быть больше, этих красных гробов, но правила ведения войны не для взявших в кольцо Донецк

Свои дома им не спасти. Пожарным сюда не доехать. Блокпосты по всем дорогам
Свои дома им не спасти. Пожарным сюда не доехать. Блокпосты по всем дорогам

Они не разбираются, какого калибра пули пробивают стекла, от чего загораются крыши. Они - наблюдатели за тем, как их жизнь превращается в пепел
Они не разбираются, какого калибра пули пробивают стекла, от чего загораются крыши. Они - наблюдатели за тем, как их жизнь превращается в пепел



Автор: Дмитрий Киселёв

Украина требует все новых слов для описания того, что происходит на ее территории. Еще недавно мы очень осторожно произносили "гражданская война". Сегодня этого уже мало. "Геноцид" - вот то слово, которое вполне применимо для действий украинских военных по отношению к жителям городов востока Украины.

Воздушные налеты, артиллерийская пальба по домам, больницам, школам, детским садам... Хладнокровное уничтожение людей без разбора. Геноцид? Да. Если бы это на самом деле была контртеррористическая операция, то по международной практике таких операций всегда следует строго ограничить ее время, территорию и обязательно создать коридор для выхода мирных жителей. Ни того, ни другого, ни третьего на Украине не делают. В Донбассе идет чисто карательная акция, цель которой - геноцид, "зачистка" территории от людей.

Территория, надо сказать, особая. И люди особые. Именно здесь своими подвигами прославились герои "Слова о полку Игореве". Как Новороссия земля вошла в Россию при Екатерине Великой. Проект Сергея Витте по индустриализации во второй половине XIX века превратил Донбасс, по выражению Блока, в "новую Америку". В новых городах образовался и новый донбасский субэтнос. Как результата - в отличие от хуторской ментальности центральной Украины в Донбассе люди уже столетиями мыслят в формате сверхдержавы. Наверное, и поэтому отсюда вышли такие яркие личности, как титан русской словесности Владимир Даль, создатель российского кинематографа Александр Хонжонков, композитор Сергей Прокофьев, воспевший русский пейзаж художник Архип Куинжи. В советские времена Донбасс прославили создатели атомного комплекса Ефим Славский и Авраамий Завенягин, глава Госплана СССР Николай Вознесенский, министр угольной промышленности Александр Засядько. А еще Нонна Мордюкова, Никита Хрущев и олимпийский чемпион-тяжеловес Юрий Власов. Так что когда слышим "Донбасс порожняк не гонит", это не только про уголь.

Правда, сейчас на востоке Украины - полномасштабная война. Донецк, Славянск, Луганск, Краматорск - вот самые горячие точки.

Автор: Максим Киселев

Не поднимая головы, не высовывая носа из погребов, - такой стала жизнь в маленьком районе Донецка, которому не повезло оказаться на линии огня зажатым с одной стороны железнодорожным полотном, откуда идет пальба из пулеметов и РПГ, а с другой - аэропортом, над которым летают вертолеты и Су.

Киев стреляет по улицам города, по стенам и по крышам. Если бы они попробовали пройти на 150 метров дальше от забора в сторону, куда уже не первый день не сунуться, на дорогу, с которой открывается вид на аэропорт, то, скорее всего, остались бы там, как и те, кто попробовал.

Тела убитых не забрать с 26 мая. Пытались, но и скорая помощь для тех, кто бъет по всему, что движется, - тоже цель. Теперь и она здесь, как недоехавшие никуда легковушки, люди, которые и издалека не напоминают ополченцев. Ближе к аэровокзалу, говорят, еще страшнее, но как это увидеть? К нему не подобраться даже по лесополосе.

Страх - то, что им нужно. Чтобы город жил, прислушиваясь к каждому шороху, вглядываясь в небо, с ужасом вспоминая день, начиная с которого погибших стали считать десятками. А опознать всех сгоревших в машине под красным крестом до сих пор так и не смогли - слишком изуродованы огнем.

Их должно быть больше, этих красных гробов, но правила ведения войны не для взявших в кольцо Донецк. Если бы только отказ выдать тела! Даже сообщение о гуманитарном коридоре, чтобы дать возможность уйти гражданским из Киева опровергли, - мол, не за чем. Бъем только по позициям ополченцев. Точечно.

Свои дома им не спасти. Пожарным сюда не доехать. Блокпосты по всем дорогам. Маленький остров на линии огня. Зона отчуждения, в которой им, тем кто не успел выбраться, жить до конца войны.

Они не разбираются, какого калибра пули пробивают стекла, от чего загораются крыши. Они - наблюдатели за тем, как их жизнь превращается в пепел.

Были времена, когда от войны укрывались в храмах. А теперь и им свои стены не спасти. У храма, где настоятелем служит отец Александр, прихожан теперь по пальцам пересчитать - не уехали, перейти дорогу боятся. Отец Александр успокаивает все так же - словом, но чаще по телефону.

Последний звонок в единственной незакрывшейся школе района. Путь короткий, немноголюдный, но все-таки с лентами и бантами, фото и слезами - не только от страха. Такими, которые положены в этот день. И несколько часов без шума вертолетных винтов для них - уже подарок.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Донецк - зона отчуждения
  • Военные не жалеют пуль для Славянска
  • Киев скрывает правду о кровавых "зачистках"
  • Режиссер Сенцов играл на патриотических чувствах своих боевиков
  • Луганская мясорубка
  • Обманутый Майдан готовят к инаугурации Порошенко
  • Унижение за гроши: украинские нелегалы штурмуют Европу
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Паводок в Сибири

  • Украина - горячая точка

  • Исторический договор

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.