Ramblers Top100
Сирия:
Фугасы от ИГ
Политика:
Навстречу выборам
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Культура:
Все - на "Экипаж"

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 09.04.2006





видеорепортаж

фоторепортаж


Остальные сообщения выпуска

Памятникам нужны хозяева. Но какие?
Александр Рогаткин





Архитектурная жемчужина Поволжья затерялась и во времени, и в пространстве
Архитектурная жемчужина Поволжья затерялась и во времени, и в пространстве

Всего 100 километров от Нижнего Новгорода - и дорога исчезает в заснеженном поле
Всего 100 километров от Нижнего Новгорода - и дорога исчезает в заснеженном поле

Она - даже не смотритель, а, в принципе, никто. Пришла и поселилась в развалинах. Говорит: буду охранять то, что осталось
Она - даже не смотритель, а, в принципе, никто. Пришла и поселилась в развалинах. Говорит: буду охранять то, что осталось

В усадьбе - 27 памятников архитектуры с табличками "Охраняется государством"
В усадьбе - 27 памятников архитектуры с табличками "Охраняется государством"

Она мечтает найти инвестора, все отреставрировать, восстановить оранжереи, открыть музей  и разводить в усадьбе лошадей
Она мечтает найти инвестора, все отреставрировать, восстановить оранжереи, открыть музей и разводить в усадьбе лошадей

А призрачная идея обретения памятниками рачительного хозяина так до сих пор и гуляет по многочисленным развалинам России
А призрачная идея обретения памятниками рачительного хозяина так до сих пор и гуляет по многочисленным развалинам России

Борис Боярсков: ответственность за их реальную сохранность и использование - на том, кому они переданы
Борис Боярсков: ответственность за их реальную сохранность и использование - на том, кому они переданы

В столице способ сохранения исторического наследия, как считают московские власти, уже найден
В столице способ сохранения исторического наследия, как считают московские власти, уже найден

Дмитрий Янин: нет, это не меценатство
Дмитрий Янин: нет, это не меценатство

Владимир Ресин: многое сделано в основном с теми памятниками, которые, как мы считали, принадлежали Москве
Владимир Ресин: многое сделано в основном с теми памятниками, которые, как мы считали, принадлежали Москве

Один из самых популярных и в Москве и по всей стране способ захвата выгодного места - дождаться, когда памятник сам развалится
Один из самых популярных и в Москве и по всей стране способ захвата выгодного места - дождаться, когда памятник сам развалится



Необычную "не точку" поставил на прошедшей неделе Конституционный суд в споре столицы и федерального центра за права на владение историческими памятниками. Восстанавливать их, конечно, надо. И у москвичей на это, конечно же, больше денег. Но, во-первых, в остальных регионах ситуация ровно обратная: если кто и восстанавливает, то федеральное правительство. А, во-вторых, то, как зачастую проводят работы москвичи, превращая боярские палаты в офисы. Это уже никакая не реставрация.

Архитектурная жемчужина Поволжья затерялась и во времени, и в пространстве. Всего 100 километров от Нижнего Новгорода - и дорога исчезает в заснеженном поле. Водитель грузовика дальше ехать отказывается. До усадьбы Рукавишниковых - только пешком. Дорога на самом деле есть, но где-то под снегом и непролазной весенней грязью. То тут, то там начинает проступать брусчатка. Ее выложили итальянские мастера из привезенного с собой камня.

В усадьбе - 27 памятников архитектуры с табличками "Охраняется государством". Еще лет 10 назад над бывшим Домом колхозника была крыша, но потом не стало колхоза, и дворянское гнездо начали растаскивать. Кованые решетки и чугунное литье оград сдали в металлолом, а кирпич разобрали дачники.

"Свод с точным расчетом держался на общей колонне. Из этой колонны стали выбирать кирпичи, ее разобрали, и свод рухнул. Вот так всё прозаично", - рассказывает местная жительница Жанна Потравко.

Когда застывшая в камне музыка встречается с прозой жизни, от музыки обычно не остается и камня на камне. А какой в усадьбе был паркет! Сложенный, как по нотам, из семи сортов дерева.

"Зеленое дерево √ груша, красное дерево √ вишня, светлый бук, два тона дуба, черное дерево из Африки, желтое дерево √ акация. И все это - в великолепном узоре с прожилками перламутра. Вот эта дверь - из красного дерева, хотя покрашена зеленой краской дверь. Ей как минимум 200 лет", - показывает Жанна.

Она - даже не смотритель, а, в принципе, никто. Пришла и поселилась в развалинах. Говорит: буду охранять то, что осталось. Жанна продала дом и машину и пустила вырученные деньги на расчистку территории от мусора и обустройство двух комнат в подвале с печкой. Туда не пускает. Разрешает осматривать только дворец. Экскурсия платная. Деревенские и дачники самозваную графиню уже ненавидят.

"Если раньше в усадьбу приходили только брать, то теперь это мой монастырь. Мои правила. Каждый, кто приходит сюда, должен что-то оставить. Да, я захватчица государственной собственности!" √ заявляет Жанна.

Она мечтает найти инвестора, все отреставрировать, восстановить оранжереи, открыть музей и разводить в усадьбе лошадей. Но что-то никак не может договориться с чиновниками. Они ее считают сумасшедшей. Недавно отключили свет. А призрачная идея обретения памятниками рачительного хозяина так до сих пор и гуляет по многочисленным развалинам России.

"Чем быстрее у памятников появится хозяин, чем быстрее пойдет процесс приватизации памятников федерального значения, тем лучше для памятников", - считает руководитель Федеральной службы по охране культурного наследия Борис Боярсков.

В Росохранкультуре - всего 20 инспекторов на всю страну. За всем не уследишь. Руководителю пришлось лично лететь на Дальний Восток. Там кто-то без спроса начал распиливать на металлолом береговую батарею 30-х годов - а это уникальные экспонаты, единственные в стране. Они числятся за Тихоокеанским флотом, но их давно включили в список федеральных памятников.

"Да, они находятся на федеральных органах власти. Но ответственность за их реальную сохранность и использование - на том, кому они переданы", - подчеркивает Борис Боярсков.

В столице способ сохранения исторического наследия, как считают московские власти, уже найден. Это инвесторы. Им и сдается в аренду памятник. Вот задумал несколько лет назад мэр Лужков восстановить китайгородскую стену, набросал на ресторанной салфетке план √ и сразу же нашлись бизнесмены, готовые воплотить салфеточные наброски в жизнь, а саму салфетку поместить под стекло. В китайгородской стене появились рестораны - с медвежьими шкурами, уютными столиками в каменных нишах и официантками в кокошниках.

"Нет, это не меценатство. Бизнесу это интересно, когда он, восстанавливая памятники истории и культуры, памятники нашего исторического наследия, сможет потом приспособить его под условия бизнеса", - говорит заместитель генерального директора компании "Продмаркет" Дмитрий Янин.

Многолетний спор московских властей с федеральным центром: "Отдайте памятники тем, у кого есть деньги. У вас шедевры разваливаются, а у нас они не только блестят свежей краской, но еще и прибыль приносят".

"Честно говоря, многое сделано в основном с теми памятниками, которые, как мы считали, принадлежали Москве. Ну а сейчас, я думаю, доведем это до логического конца", - полагает первый заместитель мэра Москвы, руководитель комплекса архитектуры и строительства Владимир Ресин.

Московские власти претендуют на самые дорогие объекты в центре столицы. А это и здания ГУМа, ЦУМа, Манежа. Подавали в Конституционный суд с просьбой признать разграничение на федеральные и местные памятники вообще незаконным. То есть где находится, тому и принадлежит.

Конституционный суд иск правительства Москвы рассматривать отказался.

"Они же могли после этого юридически претендовать и на Большой театр, и на Кремль!" √ объясняет адвокат, представитель правительства РФ в Конституционном суде Даниил Петров.

Если памятник региональный, значит, инвесторам не надо согласовывать с федеральными службами план реставрации. Всё - на местном контроле. Этого искусствоведы и боятся больше всего.

"Я бы лучше ждал, чтобы памятник разрушился, потому что это будет проходить много-много лет. А любой, взявший памятник в собственность, мгновенно превратит его в подсобное помещение для своих целей. Они построят там джакузи, но заниматься восстановлением памятника не будут. Чаще всего даже ломают и строят новый - реставрировать-то дороже", - подчеркивает искусствовед-реставратор, академик Российской академии естественных наук Савва Ямщиков.

Он считает, что когда не уважают законы, требовать уважения к старине бессмысленно.

"Бывая во Флоренции, я живу у своего друга, который работает в крупном банке, расположенном в старинном здании. Там деревянные перекрытия XV века. Он говорит: если мы только кнопку вобьем в эту балку, нас отсюда выгонят", - рассказывает Ямщиков.

В Екатерининском дворце в Царицыне - не до лишней кнопки. Там появятся лишние этажи и стеклянная крыша.

В Москве даже появился такой термин - научная реставрация с приспособлением под офисные нужды.

"Это котлован, вокруг которого стоит 3 стены, к ним пристраивается дополнительный объем, и меняется внутри всё, что только можно. Это не называется реставрацией!" √ возмущается директор Исторической библиотеки Михаил Афанасьев.

Стоит только допустить таких "научных реставраторов" к истории, и проконтролировать, что они делают с памятником, уже бывает просто невозможно. В усадьбу "Останкино", например, проверка прорывалась с боем.

А с реставрацией Юсуповских палат вообще возник грандиозный скандал. Во дворце - евроремонт, с заменой витражей на стеклопакеты. Паркет уже выломали. Начали пилить дубовые двери.

Деятели культуры, среди которых и режиссер Светлана Дружинина, написали на этой недели письмо президенту с просьбой защитить памятник. Режиссер вспоминает, что в этих интерьерах снимались и "Гардемарины", и "Тайны дворцовых переворотов".

"Мне там позволяли снимать, только не включая свет. Старинная лепнина должна выдерживать температурный режим. Помните те первые кадры, когда Анастасия Ягужинская открывает окно? Там уже нет этих витражей!" √ говорит народная артистка России.

Еще лет пять такой "реконструкции", и жить придется в декорациях и среди бетонных макетов. Похожи на памятники, но не памятники. Одни новоделы. Впрочем, при таких темпах застройки скоро и внешнее сходство будет лишним. Главное - золотой квадратный метр!

Один из самых популярных и в Москве и по всей стране способ захвата выгодного места - дождаться, когда памятник сам развалится. Так называемая искусственная "руинизация". Нет памятника - нет и вопросов, кому он принадлежит.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Памятникам нужны хозяева. Но какие?
  • Нурсултан Назарбаев: мой визит в Россию ознаменовался значительными событиями
  • Всемирный русский собор. Что первично: нравственный кодекс или светская свобода?
  • Диалог без иждивенчества
  • Южная Америка станет ближе
  • Космонавты вернулись на Землю
  • Устрашение для "дедов"
  • Победителя назовет женщина
  • Президент побывал на делянке
  • Биолог Андрей Замятнин освобожден
  • Россияне протестуют против тарифов ЖКХ
  • Грузинские и молдавские вина - вне закона
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Нацпроекты. Первые итоги

  • Расизм наступает

  • "Единый бог" - за решеткой

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.