Ramblers Top100
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Сирия:
Фугасы от ИГ
Культура:
Все - на "Экипаж"
Политика:
Навстречу выборам
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 23.04.2006





видеорепортаж

фоторепортаж


Остальные сообщения выпуска

Чернобыль. 20 лет спустя
Андрей Кондрашов





Чернобыльской катастрофы прошло 20 лет
Чернобыльской катастрофы прошло 20 лет

Этот город уже не называют Припять
Этот город уже не называют Припять

Прошло уже 20 лет как кто-то оставил ласты в бассейне
Прошло уже 20 лет как кто-то оставил ласты в бассейне

Рыжков: первые день-два мы сами плохо представляли, что там происходит
Рыжков: первые день-два мы сами плохо представляли, что там происходит

Валерий Легасов заявил, что это не авария, это катастрофа
Валерий Легасов заявил, что это не авария, это катастрофа

Со всей страны в Чернобыль ехали ликвидаторы
Со всей страны в Чернобыль ехали ликвидаторы

Губарев: это была медленная, странная, непонятная бомба; непонятная война
Губарев: это была медленная, странная, непонятная бомба; непонятная война

Техногенная авария стала для власти политической катастрофой
Техногенная авария стала для власти политической катастрофой

Ильин: 92 ученых направили господину Горбачеву письмо
Ильин: 92 ученых направили господину Горбачеву письмо

Беляев: медицинские последствия были в большей степени вызваны социальными стрессами
Беляев: медицинские последствия были в большей степени вызваны социальными стрессами

Легасов предложил программу модернизации атомной энергетики страны
Легасов предложил программу модернизации атомной энергетики страны

Маргарита Легасова: от имени семьи я передаю этот флаг
Маргарита Легасова: от имени семьи я передаю этот флаг

Билибинская АЭС построена на вечной мерзлоте
Билибинская АЭС построена на вечной мерзлоте

До сих пор у кладбища зараженной техники живет только дед Степан
До сих пор у кладбища зараженной техники живет только дед Степан



Со дня Чернобыльской катастрофы прошло 20 лет. И все эти годы не прекращаются споры о том, что же происходило в те дни и какой после этого будет атомная энергетика. А она, конечно же, будет.

Этот город уже не называют Припять, и вряд ли у кого повернется язык назвать "Лазурным" бассейн, где уже 20 лет как кто-то оставил ласты после команды срочно эвакуироваться. Это место здесь называют даже не Чернобыль, а проще - запретная зона. Здесь в ресторан заходят дикие животные - их теперь много. А в детском саду в мертвой тишине - куклы вперемешку с противогазами. Мальчику в костюме зайчика на фотографии сегодня должно быть под 30, если он остался жив.

1 час 25 минут 45 секунд - точное время взрыва в 4-м энергоблоке в ночь с 25-го на 26-е апреля 1986 года. Дежурные в операционном зале сначала даже не поняли, что произошло. Один из них пошел в реакторный зал, чтобы выяснить, передал, что реактора больше нет и, облученный, умер через несколько секунд. Остальных в это время стало тошнить. Казалось, что окружающие предметы растут в размерах, на лицах появлялся бронзовый оттенок ядерного "загара". В Москве на пульте Минатома загорались по очереди все 4 кода тревоги: пожарная, взрывная, радиационная и ядерная. Но в столице еще долго не воспринимали это всерьез, а стране тем более ничего не говорили.

"В первые день-два мы сами плохо представляли, что там происходит. Был принципиальный вопрос: идет или не идет реакция в разрушенном реакторе? Или там просто горит все: графит и что-то еще? Это же разные вещи", - вспоминает Николай Рыжков, бывший в 1985-91 годах председателем Совета министров СССР.

Первые доклады делал академик Валерий Легасов, прилетевший с комиссией в эпицентр. Первое, что он заявил, - это никакая не авария, это катастрофа, какой еще не видел мир. Еще нигде реакторы не красили небо в малиновый цвет.

"Еще не долетая до Припяти, можно увидеть багровое небо", - рассказывал академик. Вертолет на 100-метровой высоте болтало в потоке нейтронов, телекамера то и дело выключалась, но Легасов, получая страшные дозы облучения, командовал съемкой, чтобы убедиться: реактор вывернут наизнанку, нужно поднимать страну и эвакуировать Припять.

Сегодня ученые часто благодарят председателя Совмина Рыжкова за то, что, не советуясь ни с Политбюро, ни с Горбачевым, он решился эвакуировать все близлежащие населенные пункты. Партия была против - боялась огласки происшествия, но за 3 часа удалось вывезти из-под радиоактивного облака 45 тысяч жителей Припяти, а потом еще 80 тысяч из окрестных деревень.

После этого со всей страны в Чернобыль ехали ликвидаторы - 300 тысяч солдат и столько же добровольцев, как на войну. Вряд ли кто-то догадывался, что по некоторым характеристикам Чернобыль был как 75 Хиросим и Нагасаки.

"Хиросиму и Нагасаки нельзя сравнивать с Чернобылем. Там был взрыв, все испарилось, и ничего нет. А здесь - медленная, странная, непонятная бомба. Непонятная война. Ты едешь - лежит камень. Ты не знаешь, то ли это камень, то ли это графит", - рассказывает писатель, журналист Владимир Губарев.

Ликвидаторы покрывали бетоном огромные площади, возводили саркофаг вокруг энергоблока, который все извергал потоки частиц. Добровольцы же и вызывались рыть тоннель под сам реактор, чтобы дать дорогу дезактиваторам. Они чувствовали что угодно - жару, усталость, но не радиацию.

Михаил Горбачев, по решению которого в траурной стране тогда отпраздновали Первомай, тогда еще вряд ли понимал, что техногенная авария станет для власти политической катастрофой. Во-первых, перестроечная страна уже не могла простить того, что Чернобыль от нее так долго скрывали. Во-вторых, близилось время республиканских парламентских выборов, и что на Украине, что в Белоруссии в заботе об избирателях инициировали переселение огромнейших территорий. Не отставали и российские лозунги: загрязненной заодно была названа даже Ленинградская область.

"14-го декабря 1989-го года мы √ 92 ученых - направили господину Горбачеву письмо с требованием остановить эту вакханалию. Мы не получили от господина Горбачева никакого ответа. Средства массовой информации обошли наше обращение молчанием, и в конечном итоге эта вакханалия продолжилась", - вспоминает академик РАМН, директор ГНЦ "Институт биофизики" Леонид Ильин.

На переселение с так называемых загрязненных территорий республики требовали денег из союзного бюджета. Там денег не хватало, и люди, уверенные в том, что вот-вот станут инвалидами, проклинали Москву на митингах. Международная экспедиция, отправленная МАГАТЭ и Всемирной организацией здравоохранения на территории, объявленные зоной повышенной заболеваемости раком, пришла к сенсационному заключению: болезни имеют в основном психосоматический характер, а общий фон - как в среднем по стране.

"Медицинские последствия были только в малой степени вызваны радиацией. В значительно большей степени они были вызваны социальными стрессами, разрушением обычного образа жизни, ограничениями, при которых жила огромная масса населения", - считает академик РАН, директор Института общей и ядерной физики Спартак Беляев.

Тогда, впрочем, гораздо громче звучали голоса не ученых, пусть даже и зарубежных. "Гринпис" и с неба, и с воды окружал десятки советских АЭС, озвучивались новые цифры погибших чернобыльцев - не 31 человек, а 60 тысяч. И заболели якобы почти полмиллиона. Власть даже не спорила: ей все равно уже никто не верил. Татария и Башкирия приняли у себя законы о полном запрете на атомную энергию, тогда же законсервировали почти готовую Ростовскую АЭС.

"С одной стороны, люди боялись, а с другой стороны, их подталкивали и внутренние, и внешние силы, чтобы затормозить атомную энергетику у нас в стране. И, конечно, была брошена очень сильная тень на атомную науку. Дай Бог, чтобы я ошибался. Но мне кажется, что все делалось для того, чтобы показать: смотрите, они не могли справиться с электростанцией. А ведь у них в руках ракеты, атомный потенциал! На что они способны?" - говорит Николай Рыжков.

Академик Легасов, руководивший в Чернобыле ликвидационными работами, выступил с программой модернизации всей атомной энергетики страны. Его не услышали. Вместо звания Героя наградили часами "Слава", не выбрали в технический совет Курчатовского института. На вторую годовщину Чернобыльской катастрофы Валерий Легасов покончил с собой.

Это первый и пока единственный раз, когда вдова Легасова Маргарита Михайловна попала в объектив телекамер. Со дня смерти мужа она ненавидит журналистов. На этой неделе на конференции атомщиков-чернобыльцев она передала флаг, подаренный мужу экспертами МАГАТЭ, которых потрясло мужество Легасова.

"От имени семьи я передаю этот флаг, надеясь, что все-таки символ мирного атома будет преобладать. Мы всем желаем здоровья", - говорит Маргарита Легасова.

Главный итог Чернобыля для экономики - атомная энергия в стране отброшена сегодня на те самые 20 лет, хотя академики Ильин и Израэль предупреждали уже после катастрофы о возможной радиофобии и рекомендовали ЦК объективно освещать всю картину катастрофы.

На этой неделе академик РАН, директор Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Юрий Израэль, которому два года не давали даже удостоверения чернобыльца, отказался получить ведомственную медаль МЧС.

"Уважаемые товарищи, я считаю, что я этот знак не буду получать. Вы знаете, что мы работали, когда МЧС не существовало. Я считаю, что мы должны наградить МЧС, а не они нас. Пусть не обижаются", - заявил академик.

Билибинская станция на Чукотке - единственная в мире АЭС, построенная на вечной мерзлоте. В эти дни здесь занимались тем же, чем и в Чернобыле 20 лет назад - останавливали реактор для профилактики. Говорят, что теперь эта операция защищена автоматикой от ошибок операторов - Чернобыль научил. На Чукотке слышали и о планах правительства довести долю атомной энергетики до 25% вместо сегодняшних 4-х. Были бы рады, но загружены всего на треть: золотые рудники, для которых АЭС строилась, сегодня стоят.

Украинцы спустя 20 лет теперь тоже хотят, чтобы атомной энергии было больше. Газ обходится явно дороже. Скоро начнут строить новый саркофаг для Чернобыля, чтобы еще лет 40 не думать о его безопасности. А пока у кладбища зараженной техники живет только дед Степан. Переселяться так и не захотел, и теперь каждый год к нему приезжают японцы, берут анализы и удивляются.

На вопрос, чувствуется ли, что Чернобыль рядом, он отвечает: "Нет. Привыкли. Мы и не знаем, что это за радиация такая".

У деда Степана - свой огород, куры, кошка и сало. Он с удовольствием показывает журналистам свинью Любку и объясняет, что морда у нее черная, потому что порода такая, а не от радиации. Да только кто теперь ему поверит?

Упомянем хотя бы некоторых наших коллег, чьи съемки 1986-го года мы только что увидели. Это режиссер Елена Поздняк, корреспондент Александр Крутов, операторы Евгений Шматриков, видеоинженеры Александр Маркелов и Владимир Захаров. Они тогда совершили совершенно уникальный профессиональный подвиг.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Чернобыль. 20 лет спустя
  • Новое испытание для многострадальной Корякии
  • Демократы "размножаются" и объединяются
  • Борис Грызлов: крылья мы отрезали раз и навсегда
  • Жириновский получил первый орден
  • История за семью печатями
  • Козырь "Газпрома"
  • Владимир Лукин: страна должна знать своих антигероев
  • Высокое свидетельство признания нашей актерской школы
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • Христос воскресе!

  • Армия перестает быть рабоче-крестьянской

  • Иран готовится к войне

  • Юбилейная амнистия

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.