Ramblers Top100
Происшествия:
Массовое убийство в Сызрани
Сирия:
Фугасы от ИГ
Культура:
Все - на "Экипаж"
Украина:
Радикалы, наизготовку!
Политика:
Навстречу выборам

Вести недели Российские Федеральные Новости
Последний выпускАрхив


Выпуск от 03.12.2006





видеорепортаж

фоторепортаж


Остальные сообщения выпуска

Страшная цена слова
Борис Соболев





РДКБ - единственное место в стране, где детишкам производят трансплантацию почки. Точнее, производили
РДКБ - единственное место в стране, где детишкам производят трансплантацию почки. Точнее, производили

Артем Епишин: пришли врачи, сказали, что для нас они больше не могут забирать органы
Артем Епишин: пришли врачи, сказали, что для нас они больше не могут забирать органы

Сергей Замуруев: мы можем дойти до того, что трансплантацию возложить на фельдшеров сельских больниц
Сергей Замуруев: мы можем дойти до того, что трансплантацию возложить на фельдшеров сельских больниц

Емкости для хранения органов пусты, палаты забиты маленькими пациентами
Емкости для хранения органов пусты, палаты забиты маленькими пациентами

Анна Иванова: на диализе долго не протянешь, максимум пять-шесть лет
Анна Иванова: на диализе долго не протянешь, максимум пять-шесть лет

Мальчик верит: единственное, что его спасет от смерти, - это волшебное письмо из Москвы
Мальчик верит: единственное, что его спасет от смерти, - это волшебное письмо из Москвы

В РДКБ говорят, что нет ничего ужаснее, чем рассылать по регионам эти, по сути дела, смертные приговоры
В РДКБ говорят, что нет ничего ужаснее, чем рассылать по регионам эти, по сути дела, смертные приговоры

Алексей Валов: за последний год мы написали больше сотни отказов
Алексей Валов: за последний год мы написали больше сотни отказов

В Москве все так непросто - и персонал, и пациенты. Там оборудование как не в России, там двери как в фильме "Солярис"
В Москве все так непросто - и персонал, и пациенты. Там оборудование как не в России, там двери как в фильме "Солярис"

На неоднократные просьбы к коллегам поделиться органами детская больница получила отказ
На неоднократные просьбы к коллегам поделиться органами детская больница получила отказ

Леонид Рошаль: у нас никто ни за что не отвечает
Леонид Рошаль: у нас никто ни за что не отвечает



Перед российским врачами встала нелепая проблема. Из-за того, что некоторые законы можно читать по-разному, они столкнулись с проблемой пересадки органов детям.

Пробив сотни бюрократических стен, преодолев тысячи километров, родители свозят в эту больницу своих умирающих детей. РДКБ - Российская детская клиническая больница - единственное место в стране, где больным почечной недостаточностью детишкам производят трансплантацию почки. Точнее, производили.

"Пришли врачи, сказали, что нам они больше не могут забирать органы. Сказали, что прокуратура не разрешает из-за закона, потому что надо изменить одно слово. То есть "государственный" и "муниципальный", - рассказывает пациент Российской детской клинической больницы Артем Епишин.

Сначала в 92-м году приняли закон о трансплантации, по которому забор донорских органов был разрешен только в государственных медучреждениях. Потом, в 95-м, абсолютное большинство больниц перевели в разряд муниципальных. Затем, по прошествии еще 11-ти лет, Мособлпрокуратура вдруг прозрела: ага, муниципальные - это ведь формально не государственные, значит, и забирать там органы нельзя.

"Если так рассуждать, то мы можем дойти до того, что можно распространить заготовку, отбор органов и трансплантацию, эти обязанности возложить на фельдшеров сельских больниц, на санитаров в школах и так далее, и так далее. То есть мы опустим эту планку. Вот в чем вопрос", - объясняет прокурор Московской области Сергей Замуруев.

В наших законах тысячи нестыковок, но именно эту почему-то заметили, домыслили, довели до абсурда. В итоге полностью снабжавшаяся из Подмосковья РДКБ оказалась без донорских почек. Емкости для хранения органов пусты, палаты забиты маленькими пациентами, на полу несут вахту родители.

"Ну какие перспективы? Диализ, а на диализе долго не протянешь, максимум пять-шесть лет. Четыре я уже прожила на диализе, получается, остается только два", - рассказывает пациентка Российской детской клинической больницы Анна Иванова.

Прежде чем попасть сюда, они отстояли многолетнюю очередь у себя в регионах, они потратили все, что имели, на таблетки, уколы, препараты для гемодиализа. А каково это - жить на диализе, да еще и вдали от столиц? "Это самое страшное, что есть на свете. Каждую минуту я жду, что он начнет задыхаться, что ему плохо. Я уже не помню той ночи, которую я могла бы поспать или в глубоком сне отдохнуть - у нас этого нет. Я лежу рядом и смотрю за каждым его движением. Он иногда вскакивает в холодном поту, начинает плакать: то руки болят, то ноги тянет, то голова болит, то тошнота у него", - говорит мама мальчика Лариса Полига.

Далекий хутор в Краснодарском крае. Больной мальчик листает альбом - там море, которого он никогда не видел, кораблик, на котором никогда не плавал. Вокруг горы лекарств и рано постаревшие родители. Мальчик верит: единственное, что его спасет от смерти - это волшебное письмо из Москвы.

"Он каждый день ждет вызова в Москву. Он, как проходит четыре часа, постоянно каждый день спрашивает меня: "Не принесла? Не пришло?" √ рассказывает Лариса Полига.

Пришло, письмо пришло. Только это не вызов на операцию, а отписка. В РДКБ говорят, что нет ничего ужаснее, чем рассылать по регионам эти, по сути дела, смертные приговоры.

"За последний год мы написали больше сотни ответов, в которых мы просим прислать для повторного рассмотрения вопрос о пересадке почки, документы. Я думаю, что не все доживут до этого счастливого момента", - говорит заведующий отделением пересадки почки Российской детской клинической больницы Алексей Валов.

Время за полночь. За маленьким Сашей приезжает "скорая", чтобы везти его на гемодиализ. Впереди - 100 километров по тряской дороге. В местной краевой больнице лишь один аппарат искусственной почки, и тот постоянно занят. Три раза в неделю для деревенского мальчика там выделяют "окно" с двух до пяти утра.

"Когда в "скорую" сажусь, у меня постоянно страх, дышит он или нет, живой или нет. Бывает, что он закатывает глаза. Как кончается", - говорит Лариса Полига.

Здесь ещё хорошо. Во многих российских регионах, особенно за Уралом, аппаратов искусственной почки нет вообще. В целом по стране обеспеченность гемодиализом - 17%, из детей до такой роскоши, как трансплантация, доживает от силы каждый десятый. Точнее, доживал, пока РДКБ работала.

Помимо Московской области с ее сверхбдительной прокуратурой существуют ведь и другие окрестные регионы. Наконец, есть огромная Москва с множеством государственных больниц. Почему там-то нельзя брать почки? Оказывается, можно. Но только все они расписаны и закреплены за взрослыми центрами трансплантации. Там все так не просто - и персонал, и пациенты. Там оборудование как не в России, там двери как в фильме "Солярис". Там деньги, а здесь - дети.

"За рубежом в первую очередь пересаживаются почки детям. В нашей стране, видимо, стоит задуматься над этим. Видимо, тем людям, от которых зависит жизнь детей, которые могут делать разменной монетой их жизнь, стоит освоить новую специальность и предложить пересадку совести, потому что без этого, я думаю, движения у нас не произойдет", - считает Алексей Валов.

"Взрослых больше в листе ожидания, поэтому выбор среди взрослых вероятнее. В области трансплантологии детям или взрослым - такой вопрос не стоит. Потому что тому надо помогать, кому подойдет конкретный орган. Компьютерная система выдает определенный подбор пар, реципиент выбирается тот, который подходит по комплексу параметров", - рассказывает руководитель координационного отдела органного донорства НИИ трансплантологии Елена Фомичева.

"Это чушь. Это полная чушь, что подходит взрослым и не подходит нашим детям. Почка подбирается по фенотипу на совместимость ткани и группы крови. У детей и взрослых одинаковая группа крови, у нас у всех: и первая, и вторая, и третья", - считает мама Артема Епишина Елена Епишина.

На неоднократные просьбы к коллегам поделиться органами детская больница получила отказ. На бесконечные обращения в прокуратуру, Госдуму, Минздрав - предложения подождать. А уж куда ждать: за десять месяцев очередь в РДКБ не продвинулась ни на одного человека.

"Вот уже год я практически на больничном. Летом, наверное, в общей сложности дней 20 у меня было выходов на работу. Вот надеялись же, что уедем в октябре уже в Москву", - говорит Любовь Плеханова.

А на дворе уж декабрь. Когда вставали на очередь год назад, дочке их еще можно было гулять и пить можно было целых две чашки воды в день. Теперь можно только полчашки. Из-за полного некроза почек теперь ей даже плакать и то нельзя, иначе скачок давления и смерть. В подобном положении сейчас в России находятся более тысячи семей. Такова цена одного недостающего слова в законе.

"Если бы сделали поправку к закону, то, если бы был забор органов и в муниципальных, и в государственных, то нам бы делали пересадку", - говорит Вероника.

"У нас никто ни за что не отвечает. Те, кто переписали эти законы, что нельзя отсюда туда, а оттуда туда, которые фактически поставили под сомнение структуру российского здравоохранения, вот надо с них спросить, почему так происходит. Прежде всего, у нас главное должно быть здоровье человека, а потом закон. Надо спасать людей, а потом закон", - говорит председатель комиссии Общественной палаты РФ по здравоохранению Леонид Рошаль.

"Вообще мы давно поднимали по охране здоровья эту проблему. И ее нужно решать комплексно. Я хочу это подчеркнуть. Дело не только в одной поправке", - объясняет председатель комитета Госдумы РФ по охране здоровья Татьяна Яковлева.

Нужно было, чтобы дело доросло до общественного скандала: только теперь в Думе зашевелились и обещают решить назревшую проблему разом в трех чтениях, но только после Нового года. Сперва депутатам надо отдохнуть.













  








В ЭТОЙ ТЕМЕ
  • Страшная цена слова
  • Любовь Полищук мечтала о классике
  • Цены на газ должны быть прогнозируемыми
  • Близняшки из России покорили "Евровидение"
  • Дмитрий Медведев поздравил вузы-победители
  • Чавес не уйдет
     






  • РТР-Вести.Ru




    В ЭТОМ ВЫПУСКЕ
  • "Дело Литвиненко" зашло в тупик

  • Предвыборный ажиотаж

  • На стыке границ

  • Остальные сообщения выпуска

     












  • Rambler's Top100

    © Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ ╧77-4929 от 4 декабря 2001 года.
    Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@vesti7.ru. Реклама на сайте: ad@vesti7.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2019.